Рерайт №2. Литературная правка рассказа

Периодически я помогаю начинающему автору с редактированием и стилем. Ищу грамматические и синтаксические ошибки, переписываю громоздкие фразы, помогаю с композицией и логикой повествования. Заменяю минус длинным тире, знаки дюйма — кавычками; привязываю союзы и предлоги неразрывным пробелом. Ну, и стараюсь не потерять по дороге смысл и авторскую манеру изложения.

Художественное произведение — не инструкция или статья, оно ничего не продает, но принципы информационного текста применимы и здесь. Убираем лишние подробности, добавляем значащих деталей, развязываем сложные конструкции, уточняем образы. Главное — не переборщить, сделав из авторского рассказа собственный.

С разрешения автора я кратко опишу ход такой правки на примере. Не претендую на исключительный результат, но автор доволен. Вот текст в режиме рецензирования Ворда. Перечеркнутым красным — удаленные фрагменты, синим — добавленные.

Пройдем по этапам и сравним черновики и финальный вариант.

Авторский черновик

В молодости, на охоте я слышал рассказ одного пехотного капитана. Его попросили рассказать о войне, о боях. Он сказал, что хоть и прошло тридцать лет, но вспоминать о боях тяжело и не охота, но рассказать есть чего. И рассказал:
— Как-то после тяжелого боя, построил я тех кто остался в живых и стоять мог. Объявил им благодарность и отдельно одному отличившемуся солдатику. Ну тот руку к пилотке и отчеканил:
— Служу трудовому народу, старшине и помкомвзводу.
— Тебя, что контузило? Спрашиваю я его.
— Никак нет, товарищ капитан. Старшину хочу задобрить.
— Ну ни хрена себе. Как понимать?
— Товарищ капитан, я прежде чем с гранаткой к дзоту ползти, пообещал богу, что если в живых останусь, выпью за его здоровье. А старшина спирта не дает.
— Рядовой, ты же комсомолец и в бога не веришь.
— Так точно. Сейчас нет, но обещал же.

Понять идею и задать вопросы

Читаю раза три, пару раз вслух, отмечаю проблемные места. Вникаю в смысл, выделяю детали и подробности. Чтобы были термины, условимся, что детали помогают лучше раскрыть образ. Например, «комдив провел черным ногтем по нитке дороги на карте». Подробность ничего важного нам не сообщает, а только увеличивает количество сущностей. Например, «весь город стремительно собирался на площади, а по реке проплывал пароход, канонерка и плот с духовым оркестром». Формулирую вопросы автору.

Спрашиваю, почему солдат обещает именно выпить за здоровье бога, а не кается в грехах и обещает стать верующим (неизбежный стереотип, порожденный современными фильмами о войне). Автор — человек зрелый, вырос в Советском союзе. Пишет на основе своих воспоминаний. Происходит следующий диалог:

— Как ты знаешь, бог был тогда не в чести. Целое поколение выросло в атмосфере агрессивного атеизма. Многие про бога знали только то, что это нелепый бородатый старик в карикатурах. А поклонялись Сталину, пили за него на застольях. А не пить было опасно.

— Ого! Это важно, давай добавим в текст? Чтобы было понятно, почему, но главная интрига анекдота не раскрывалась.

Так первый абзац заменяется двумя, с раскрытой темой атеизма:

В молодости, на охоте я слышал рассказ одного пехотного капитана. О войне, о боях он почти не рассказывал, хоть и прошло тридцать лет, а вспоминать тяжело. А в этот раз его кто то спросил про то как воевали верующие, молились ли? И поминали ли бога атеисты.

— На виду никто не молился, в тихоря наверное многие. До войны одна официальная икона была — товарища Сталина. Многие, особенно комсомольцы и коммунисты на застольях первый тост поднимали за здоровье товарища Сталина. Некоторые молодые, особенно городские комсомольцы, о боге знали только из карикатур и понятия не имели как богу молиться. Вот один интересный случай:

Расспрашиваю о капитане и про охоту, собираю впечатления, а потом начинаю править текст.

Переписать проблемные места

Название решаю не трогать, хотя рассказ не о капитане, а о забавном обещании.

Структура абзацев изменений не требует. Смущает переход от прямой речи капитана к диалогу с солдатом, но так можно. Капитан рассказывает историю, изображая действующих лиц. Очередность реплик очевидна, а остальное — авторская пунктуация.

Добавляю в речь пехотного капитана резкости и ясности, он же кадровый военный, прошедший войну. Предполагаю, что он по многолетней привычке будет выражаться короткими предложениями, избегая неопределенностей вроде «наверное» и «может быть».

Усиливаю фразу «построил я тех кто, остался в живых и стоять мог», убрав «в живых». Получается драматичнее: всех, кто остался вообще.

Раскрываю «Ну тот руку к пилотке и отчеканил», читателю может быть не понятна реакция капитана. Поясняю, что солдат делает не так: «и чеканит отсебятину не по армейскому уставу».

В прямую речь добавляю просторечных выражений и оборотов, чтобы было похоже на живой разговор. Проверить это просто: прочитать вслух на разные голоса. Если звучит органично, мы на месте.

Еще правлю грамматику, запятые с тире... ну, я об этом писал выше.

Готовый вариант

Вот что получается в итоге:

В молодости, на охоте я слышал рассказ одного пехотного капитана. Он не любил вспоминать о войне и боях, это было тяжело и спустя тридцать лет. Но в тот раз его спросили, как воевали верующие и поминали ли бога атеисты. Он подумал и рассказал вот что.
— На виду, конечно, никто не молился. А втихаря, думаю, многие. До войны икона была одна — товарищ Сталин. Многие на застольях первый тост поднимали за его здоровье. А молодые, особенно в городе, о боге знали только из карикатур, и понятия не имели, как ему молятся.
Как-то после тяжелого боя, построил я всех, кто остался и стоять мог. Объявил им благодарность и одного отличившегося солдатика отметил. Тот руку к пилотке и чеканит отсебятину не по армейскому уставу:
— Служу трудовому народу, старшине и помкомвзводу!
— Тебя контузило, что ли? — спрашиваю.
— Никак нет, товарищ капитан. Хочу старшину задобрить.
— Ну, ни хрена ж себе. Как понимать?
— Товарищ капитан, я как с гранаткой к дзоту пополз, пообещал богу, что если выживу, за божье здоровье выпью. А старшина спирта не дает.
— Рядовой, ты же комсомолец и в бога не веришь.
— Так точно! Не верю! Но обещал же, товарищ капитан.

Автор публикует рассказы на странице Вконтакте.

Поспорить о нюансах или предложить свой текст на правку — v-fil@ya.ru

Поделиться
Отправить
Запинить