Что нужно знать авторам о любительских рецензиях

Великий секрет гуманитариев: как найти скрытый смысл самому и убедить остальных.

Когда я учился на педагога и писал стихи, меня завораживали аналитические рецензии критиков. Они не были литературоведами или состоявшимися писателями, но умели излагать красиво и складно. Их уверенный тон и способность вскрывать потаенные пласты авторского замысла не оставляли сомнений в особом таланте к анализу. Я так не умел и расстраивался.

Но я не знал секрета.

Секрет в том, что анализ художественного произведения сам является художественным произведением. Критик разбирает авторский текст на составляющие, ищет связи между ними, трактует образы и дает комментарии на основе своих знаний и культурного опыта. Нет ничего субъективнее трактовки художественного текста, а поле литературного анализа затянуто туманом и усеяно обломками копий.

Из этого следует простой вывод:

Когда критик претендует на эксклюзивное понимание универсальных истин и внутреннего мира автора — он шарлатан.

Скрытый смысл всегда можно придумать, а чтобы за анализом признали глубину, напустить тумана и нагромоздить риторических умозаключений. Настоящие критики стремятся к простому и ясному изложению, их предмет и без того сложен и глубок. Усложняют те, кому нечего сказать по существу. Такой аналитик наделяет знакомые слова новыми значениями, академично и многословно пишет о том, в чем читатель гарантированно не разбирается. Нетрудно разглядеть, что за этим наукообразием скрыта обычная риторика, поверхностная эрудиция и постмодернистское жонглирование понятиями.

Попробую показать, как это бывает.

Одухотворенность Бытия в дискурсе негативистического романтизма

Итак, рассмотрим нижеследующий стихотворный, с позволения сказать, отрывок, чье авторство нас с вами в данном случае совершенно не интересует. Из соображений нравственности он приводится с некоторой корректурой: заменой букв символом решётки.

Если спросит рать святая:
— Чем тебя Мир зае#ал?
Я отвечу, что не знаю,
Чем меня мир зае#ал…

Пусть вас не смущает кажущаяся простота этого произведения, которое, как кажется, написано из озорства и от безделья. За его внешней простотой лежит неожиданная глубина. Лирический герой, как авторское воплощение в тексте, является нам в образе юродивого, отвергаемого и гонимого. Автор, подражая стилю известного русского поэта, сознательно вкладывает в знакомые с детства глубоко лиричные строки всю желчь и яд, всё своё недовольство миром и Миром в целом. Свою природу пророка-безумца он поясняет во второй сроке, обращаясь к лирическому герою от лица божественных сил, в лице которых Мир выражает ему своё признание. Своим вопросом он как бы выражает стремление к примирению и озадаченность чувствами героя.

Фантазия на тему «если меня спросят, я отвечу, что...» служит в данном случае как бы выражением и оправданием своей позиции и убежденности. Это аллюзия на вдохновлённую преданность героя произведения, параллель которому строит автор. Так, в первоисточнике на предложение «кинуть», оставить Русь, в пользу Рая, обетованной земли, герой отвечает отказом, проявляя, таким образом, свою искреннюю преданность и любовь к Родине. В нашем же случае герой также остаётся верен своим убеждениям и не отказывается от негативизма, даже будучи уличенным в его необоснованности и несостоятельности своего конфликта с Мирозданием.

Следует обратить внимание и на показной примитивизм рифмы, выстроенной на практически идентичном повторении второй и четвёртой строк. После Гумилева, Пушкина и Хлебникова написать две одинаковые строки, да еще и построить на них вторичный ритмический рисунок мог только весьма уверенный в себе поэт, в полной мере овладевший ремеслом и переросший страх перед близорукой критикой.

В пользу этого предположения говорит использование грубой производной одной из ключевых единиц ненормативной лексики — глагола «еб#ть». Автор лишь с первого взгляда преследует цель ошеломить читателя эпатажным, гротескным контрастом вульгарного и высокого. Отнюдь. Сочетая их, автор не столько вкладывает в простое и грубое выражение новый смысл, сколько раскрывает в создаваемом контрасте смысл глубинный, незримый доселе.

«Зае#анность» для него — не просто психоэмоциональная усталость в результате продолжительных утомляющих бесполезных воздействий. Автор идёт дальше, обращаясь к базисным понятиям. Если мы заглянем чуть глубже, нам станет очевиден авторский замысел, а простая усталость от бесполезных навязанных действий окажется усталостью экзистенциальной, накопленной в результате безрезультатных попыток обретения гармонии. Немаловажен здесь субъект воздействия — Мир, Вселенная. Именно действия Мира, направленные на соитие (а соитие символизирует обретение гармонии двух различных созданий на психофизическом уровне Бытия), приводят к безрадостному состоянию усталости и безысходности лирического героя, у которого эти попытки не находят должного отклика. Таким образом, автор не только наделяет Мир душой и сознанием, он указывает на его слепое стремление к гармонии, а значит, не побоюсь такой формулировки, и на стремление к Любви любой ценой.

Еще почитать

Оригинальное стихотворение Сергея Есенина.

Что хотел сказать автор — Саша Волкова о школе.

Разоблачение постмодернизма: Ричард Докинз об интеллектуальных уловках и меташатаниях философов — все по-взрослому.

Безумный Макс. Путеводитель по Базовым Перинатальным Матрицам — статья Егора Каропы. Бензак, аквакола и теории Станислава Грофа, разбавленные красивыми кадрами из фильма. Не совсем по теме, но Безумный Макс же!

Благодарности

Динаре, Юлии, Кириллу и несравненному Д.Б. за критику, терпение и поддержку.

Поделиться
Отправить
Запинить