3 заметки с тегом

постирония

Вредные советы начинающим фантастам

Фантастика — жанр мечтателей и романтиков. Мы любим фантастику за смелый полёт мысли, отказ от скучных условностей и яркие образы. В фантастике сила воображения побеждает ограничения реальности.

Картинка Ulv Vind

Главная задача фантаста — увлечь читателя и освободить его воображение через переживание необычайного. Чтобы добиться этого эффекта, автору не обязательно обладать парадоксальным мышлением и невероятно богатой фантазией. Достаточно следовать трём простым советам:

  1. Вводите новые сущности и понятия
  2. Постоянно увеличивайте масштаб происходящего
  3. Будьте непредсказуемы

Далее мы разберём каждый совет подробнее, а потом посмотрим, как они работают в комплексе на примере нарочито упоротой истории.

Советы будут про научную фантастику, но сработают и для любой другой.

Вводите новые сущности и понятия

Фантастическое произведение немыслимо без необычайного. Чтобы насытить мир произведения яркими деталями и погрузить читателя в историю, регулярно упоминайте предметы, явления и технологии, не существующие в реальном мире.

Объяснять логику и принцип действия фантастических штук не обязательно. Главное — подобрать хорошее название, которое подтолкнёт воображение читателя в нужную сторону.

Первый способ. Возьмите любое привычное слово и напишите его с заглавной. У вас сразу появится понятие с таинственным значением, к которому читатель невольно подберёт ассоциации:

Комната, Яйцо, Дверь, Дрель, Колодец

Второй способ. Подберите звучное сочетание научного термина и интуитивно понятного существительного:

Квантовый маятник, Темпоральный колодец, Квазарный дворец, Тахионный двигатель, Плазмоидный контейнер, Лазерный поглотитель, Корпускулярный карман, Солярная гвардия

Слова можно слеплять, менять местами и ролями:

Тета-счёт, Фотонопланер, Квазиклон, Контейнерная плазма, Хроно-конвейер, Ноль-гравитон, Багровый планетоид

Хорошо работают приставки гига, мега, мета, гипер, транс. Но злоупотреблять ими не стоит. Если переборщить, повествование уйдёт в откровенный абсурд и читатель перестанет вам верить.

Ваше мегапреосвященство! Гигалёт метагвардии вышел из гиперпространства сразу за танс-туманностью, они готовят мегабластерные био-торпеды!

Следите за тем, чтобы мозгу было за что зацепиться. Если создавать понятия только из научных слов, получается абстрактный шум и воображение не подключается:

Амбидекстральный трансфокатор, гигерциальный плазмотрон, сингулярный бифуркатор

Увеличивайте масштаб

Чтобы история развивалась, на каждом сюжетном повороте сталкивайте героев со всё более масштабными проблемами, врагами и событиями. Так вам не придётся продумывать комплексную связь событий и их следствий, динамику создаст постоянно растущая грандиозность происходящего.

Сложность и масштаб должны расти постоянно. Старайтесь не только увеличивать тяжесть положения, но и переводить героя на следующий структурный уровень: от конфликта с одним человеком к конфликту с группой, от группы к организации, от организации к социуму, от социума к биологическому виду, космическим явлениям, законам мироздания и т. д.

Герою не обязательно переходить между структурными уровнями самостоятельно, ему могут помогать другие герои, могущественные силы и благоприятные ситуации. Следите за тем, чтобы общее количество таких сущностей оставалось в пределах семи, иначе читатель не удержит их в памяти и запутается.

Герой побеждает лень и встаёт с дивана → спорит с робо-вахтёром → ругается с начальником → убегает от психо-байкеров → знакомится с тайным обществом → получает задание от галактической корпорации → попадает в плен к межгалактическим пиратам и побеждает их главаря → находит Золотое Сердце и с его помощью сжигает Звёздного Пожирателя → в его останках находит Бур Судьбы и пробивает пространство и время, останавливая великого Мегабога Тьмы от разрушения Вселенной в очередном цикле Предначертанности.

Будьте непредсказуемы, нарушайте правила

Вымышленному миру нужны правила, чтобы происходящее было непротиворечивым и читатель охотнее за ним следил. Опираясь на понимание правил, читатель прогнозирует развитие сюжета и получает удовольствие от подтверждения догадок.

Если правил в повествовании нет, история превращается в кашу и читателю становится скучно. Если правила слишком строгие, история развивается предсказуемо и читатель опять скучает.

Чтобы читателю было интересно, вводите правила и нарушайте их в критических точках сюжета, подтверждая догадки и удивляя поворотами:

Гипердвигатель не может совершать каскад прыжков — не хватает мощности. Но если подключить метакристалл по обводным контурам, энергии хватит с лихвой даже на путешествие во времени.

Психопроекция не может двигать предметы, но при сильных эмоциях фантом становится осязаем.

Серийный бластер не пробивает силовое поле, но капитан Квазар в финальной битве вкладывает в разряд свой психоимпульс, по сути стреляя чистой яростью.

Суть всех трёх советов: добивайтесь у читателя постоянного головокружения, при котором левое полушарие мозга выключается, а вся психическая энергия поступает в правое полушарие, ответственное за творчество и воображение.

Комплексный пример

Дик Янгус — простой телеклерк нижних уровней колодезного мегамуравейника. Однажды он встречает в голобаре загадочную аристократку с Верхних уровней. Она целует его и молча уходит, а по пути домой Дика ловят клоны-наёмники и требуют отдать им Ключ. На наёмников нападают полицейские дроиды-свежеватели, посланные самим королём муравейника Ультралом. Дику удаётся бежать, он попадает на нижние подуровни к банде ксено-мутантов.

Они приносят Дика в жертву Спиральному Червю, но Дик случайно активирует Стража — охранную систему, оставшуюся от загадочных Древних. Страж дезинтегрирует мутантов, но Дика берут в плен повстанцы. Теперь он вынужден помогать им в свержении короля Ультрала. Повстанцы захватывают колодец, что провоцирует восстания по всем мегамурайвейникам на планете. Победа близка, но Планетарный Владыка запускает циклотронные ракеты с избирательным ретро-вирусом.

На связь с Диком выходит таинственная аристократка, которая объясняет, что он — тайный клоно-сын самого Планетарного Владыки, которого сделало тайное общество, чтобы посадить на трон марионетку. Но сопротивление похитило и спрятало клона, узнав, что Владыка — носитель редкого инфо-гена. Именно по этой причине в теле Дика прижился наномеханический ключ к древним артефактам, который она передала ему вместе с поцелуем. Теперь политика отошла на второй план. Дик должен открыть Скрытое Хранилище и спасти планету. Если этого не сделать, вспышка некроэнергии пробудит Жнеца — чудовищную некромашину из Антивселенной, что замаскирована голограммой под одну из Бледных лун.

Дик находит Хранилище, но там его встречает сам Планетарный Владыка. Он говорит Дику, что готов признать его сыном, предлагает вместе обрести бессмертие Древних и свергнуть императора галактики Галакторика. Но Дик отказывается и побеждает ультрамех Владыки. Дик прощает отца, но тот не признаёт поражения и рассыпается на молекулы от ультрачастотного вопля.

Дик открывает Хранилище и сливается с Квантомозгом — разумной машиной Древних, которая является планетой-инкубатором инфо-генов. Дик запечатывает города-колодцы и спасает миллиарды, но поверхность становится смертельно ядовитой на тысячи лет. Это оказывается частью плана Владыки, который всё это время поклонялся Жнецу. Массовые бунты и вопль Владыки разбудил его, и теперь людям некуда бежать от телепортирующихся из Жнеца кибер-локустов. Их жизненную энергию поглотит некропризма, которая откроет портал в Антивселенную.

Жнеца защищает пустотное Ноль-поле, не пропускающее ни один вид энергии. Дик использует новоприобретённые силы и через одного из кибер-локустов проникает в квазисознание Жнеца. С помощью техно-медитации Дик побеждает его тета-проекции и видит сто миллионов спящих Жнецов, раскиданных по всей галактике. Там же он находит координаты темпоральной складки, в которой спрятан Квазарный дворец Пустотного короля — богосущества, создавшего Жнецов. Но Король оказывается всего лишь рабом Абсолютного Ужаса — посланника Тьмы из Антивселенной.

Конец первой части.

Я бы написал и вторую, но, похоже, цикл Предначертанности — мой предел, а повторяться несолидно. Буду рад предложениям в комментариях :3

UPD. Возможно, концовка показалась вам чересчур упоротой, но это вы не пробовали читать цикл Фреда Саберхагена «Берсеркер» про разумные машины-убийцы из глубокого космоса :3

Отбрасывать здравый смысл и не скатываться в убогий абсурд — редкий талант. Получается у Алехандро Хоровоски и авторов манги Гуррен-Лаганн.

7 января   наблюдения   постирония   художественный текст

Что нужно знать авторам о любительских рецензиях

Великий секрет гуманитариев: как найти скрытый смысл самому и убедить остальных.

Когда я учился на педагога и писал стихи, меня завораживали аналитические рецензии критиков. Они не были литературоведами или состоявшимися писателями, но умели излагать красиво и складно. Их уверенный тон и способность вскрывать потаенные пласты авторского замысла не оставляли сомнений в особом таланте к анализу. Я так не умел и расстраивался.

Но я не знал секрета.

Секрет в том, что анализ художественного произведения сам является художественным произведением. Критик разбирает авторский текст на составляющие, ищет связи между ними, трактует образы и дает комментарии на основе своих знаний и культурного опыта. Нет ничего субъективнее трактовки художественного текста, а поле литературного анализа затянуто туманом и усеяно обломками копий.

Из этого следует простой вывод:

Когда критик претендует на эксклюзивное понимание универсальных истин и внутреннего мира автора — он шарлатан.

Скрытый смысл всегда можно придумать, а чтобы за анализом признали глубину, напустить тумана и нагромоздить риторических умозаключений. Настоящие критики стремятся к простому и ясному изложению, их предмет и без того сложен и глубок. Усложняют те, кому нечего сказать по существу. Такой аналитик наделяет знакомые слова новыми значениями, академично и многословно пишет о том, в чем читатель гарантированно не разбирается. Нетрудно разглядеть, что за этим наукообразием скрыта обычная риторика, поверхностная эрудиция и постмодернистское жонглирование понятиями.

Попробую показать, как это бывает.

Одухотворенность Бытия в дискурсе негативистического романтизма

Итак, рассмотрим нижеследующий стихотворный, с позволения сказать, отрывок, чье авторство нас с вами в данном случае совершенно не интересует. Из соображений нравственности он приводится с некоторой корректурой: заменой букв символом решётки.

Если спросит рать святая:
— Чем тебя Мир зае#ал?
Я отвечу, что не знаю,
Чем меня мир зае#ал…

Пусть вас не смущает кажущаяся простота этого произведения, которое, как кажется, написано из озорства и от безделья. За его внешней простотой лежит неожиданная глубина. Лирический герой, как авторское воплощение в тексте, является нам в образе юродивого, отвергаемого и гонимого. Автор, подражая стилю известного русского поэта, сознательно вкладывает в знакомые с детства глубоко лиричные строки всю желчь и яд, всё своё недовольство миром и Миром в целом. Свою природу пророка-безумца он поясняет во второй сроке, обращаясь к лирическому герою от лица божественных сил, в лице которых Мир выражает ему своё признание. Своим вопросом он как бы выражает стремление к примирению и озадаченность чувствами героя.

Фантазия на тему «если меня спросят, я отвечу, что...» служит в данном случае как бы выражением и оправданием своей позиции и убежденности. Это аллюзия на вдохновлённую преданность героя произведения, параллель которому строит автор. Так, в первоисточнике на предложение «кинуть», оставить Русь, в пользу Рая, обетованной земли, герой отвечает отказом, проявляя, таким образом, свою искреннюю преданность и любовь к Родине. В нашем же случае герой также остаётся верен своим убеждениям и не отказывается от негативизма, даже будучи уличенным в его необоснованности и несостоятельности своего конфликта с Мирозданием.

Следует обратить внимание и на показной примитивизм рифмы, выстроенной на практически идентичном повторении второй и четвёртой строк. После Гумилева, Пушкина и Хлебникова написать две одинаковые строки, да еще и построить на них вторичный ритмический рисунок мог только весьма уверенный в себе поэт, в полной мере овладевший ремеслом и переросший страх перед близорукой критикой.

В пользу этого предположения говорит использование грубой производной одной из ключевых единиц ненормативной лексики — глагола «еб#ть». Автор лишь с первого взгляда преследует цель ошеломить читателя эпатажным, гротескным контрастом вульгарного и высокого. Отнюдь. Сочетая их, автор не столько вкладывает в простое и грубое выражение новый смысл, сколько раскрывает в создаваемом контрасте смысл глубинный, незримый доселе.

«Зае#анность» для него — не просто психоэмоциональная усталость в результате продолжительных утомляющих бесполезных воздействий. Автор идёт дальше, обращаясь к базисным понятиям. Если мы заглянем чуть глубже, нам станет очевиден авторский замысел, а простая усталость от бесполезных навязанных действий окажется усталостью экзистенциальной, накопленной в результате безрезультатных попыток обретения гармонии. Немаловажен здесь субъект воздействия — Мир, Вселенная. Именно действия Мира, направленные на соитие (а соитие символизирует обретение гармонии двух различных созданий на психофизическом уровне Бытия), приводят к безрадостному состоянию усталости и безысходности лирического героя, у которого эти попытки не находят должного отклика. Таким образом, автор не только наделяет Мир душой и сознанием, он указывает на его слепое стремление к гармонии, а значит, не побоюсь такой формулировки, и на стремление к Любви любой ценой.

Еще почитать

Оригинальное стихотворение Сергея Есенина.

Что хотел сказать автор — Саша Волкова о школе.

Разоблачение постмодернизма: Ричард Докинз об интеллектуальных уловках и меташатаниях философов — все по-взрослому.

Безумный Макс. Путеводитель по Базовым Перинатальным Матрицам — статья Егора Каропы. Бензак, аквакола и теории Станислава Грофа, разбавленные красивыми кадрами из фильма. Не совсем по теме, но Безумный Макс же!

Благодарности

Динаре, Юлии, Кириллу и несравненному Д.Б. за критику, терпение и поддержку.

2016   анализ   постирония   художественный текст

Сетевой маркетинг, поэзия и немного драматизма

Товарищ прислал объявление сетевиков, которое бережно хранит в ящике стола. По его словам, оно вдохновляет и вселяет надежду в часы отчаянья. Не знаю, действовали ли автор сознательно или творил по наитию, но результат вполне заслуживает внимания. Объявление невыносимо прекрасно и, хотя каждое слово в нем кричит о дешевом разводе, исполнено своеобразной поэзии. И вот почему.

Визуальный ритм

Если не обращать внимания на слипшиеся строки и пять разных стилей текста, в верстке прослеживается неслучайный визуальный ритм.

Первая часть сообщения набрана крупно, жирным капсом. Большой кричащий заголовок привлекает внимание, его видно издалека. Ниже, без паузы, идут семь ёмких слов, выражающих суть. Затем визуальный ритм меняется. Строка курсивом создаёт контраст и разбивает монотонность набора сверху и снизу. Без курсива все бы слиплось в одну рыхлую колонку. Ну, слиплось бы еще больше, чем сейчас.

После идет работа с возражениями в два коротких предложения и блок контактов. Даже неверный формат телефонного номера работает на композицию: поскольку строки стоят близко друг другу, первые два дефиса помогают прочитать номер как одно целое. Имя и фамилия набраны курсивом в две строки, что опять создаёт контраст и сменяет ритм.

Похоже, что автор сознательно пренебрегает знаками препинания, оставляя всего одну точку в стратегическом месте. Обучу лично, точка. Никаких сносок и дополнительных условий. Прочие знаки препинания опущены, чтобы не добавлять визуального шума. Если мы добавим к слову «розыск» восклицательный знак, первый блок уже не будет выровнен по буквам, у первой строки сместится центр тяжести и композиция ослабнет.

Образы

Текст исполнен романтичных и абстрактных образов. Это такие клише, которые легко представить, но каждый понимает их по-своему. Хрупкая дама, надежный помощник в бизнес, достойные деньги, серьезный труд — вот это все. Вроде понятно о чем речь, но нет четкого определения. Это помогает автору создать текст, открытый для толкования. Такой подход опирается не на рациональный опыт, как какой-нибудь инфотекст, и не на формальные приёмы, как продающий копирайтинг. Автор оперирует с эмоционально-образным опытом, обитающем где-то в древних отделах мозга, там, где пещеры, мамонты и мифологическое мышление.

Если отключить файервол рационализма, из подсознания поползут сильные картины: femme fatal под личиной бизнес-леди, о которой нужно заботиться, достойные $$$ без запятых и ответственные задания, к которым тебя подготовят в процессе персонального обучения. Так и до неонуара недалеко.

Если увлечься, вся эта дичь выстроится в картину иной жизни, исполненной смысла. Представьте, что кому-то в этом мире понадобились не ваши деньги, время или навыки, а ваша лучшая часть, сокрытая до срока от насмешливых окружающих. Хрупкой, но умудренной жизнью бизнес-леди в районе 30—45 нужен рыцарь-джентльмен с богатым внутренним миром. Преданного и ответственного человека найти тяжело, поэтому опыт ведения бизнеса не важен. Такой опыт либо есть у всех, либо ему можно обучить. Важен опыт иного рода, опыт рыцарского сердца.

Вот это и есть поэзия: ритм, образы и обращение к мечтателю в каждом.

2016   анализ   копирайт   объявления   постирония
UX